Warning: Constant ENABLE_CACHE already defined in /home/vince180/public_html/wp-config.php on line 36
Позиция жертвы в психологии - Психолог Алексей Небогов

Позиция жертвы в психологии

Позицией жертвы в психологии называется уверенность человека в том, что он страдает из-за «нечуткого отношения» других людей. Эта личностная черта может быть выражена настолько сильно, что  наносит ущерб как самой «жертве», так и ее окружению. В действительности, позиция жертвы подразумевает очень много тонкостей. Я предлагаю рассмотреть их влияние на жизнь человека с разных сторон. 

Позиция жертвы в психологии характеризуется мышлением, при котором человек:

  • Не умеет и не желает брать ответственность за собственную жизнь;
  • Не способен принимать критику и признавать вину в своих проблемах;
  • Постоянно находит оправдания своим неудачам;
  • Годами держит обиды и никогда не прощает;
  • Использует травматический опыт как оправдание, чтобы не менять свою жизнь к лучшему;
  • Постоянно жалуется на то, какие люди плохие, чтобы вызвать сочувствие и поддержку;
  • Верит в то, что мир – опасное место, а все люди по своей природе плохие;
  • Не способен выражать свои подлинные желания, чувства и потребности;
  • Наполнен пессимизмом и негативным мышлением: замечает в основном плохое и долго на этом концентрируется;
  • Полон критики и осуждения в отношении других людей;
  • Неосознанно попадает в ситуации, в которых он действительно становится жертвой, чтобы подкрепить свои негативные убеждения;
  • Не умеет признавать свою вину даже в малейших оплошностях, не умеет просить прощения 

Помимо этого, позиция жертвы крайне негативно сказывается на самооценке человека, убеждая его в том, что его потенциал справиться с трудностями ограничен. Можно даже сказать, что низкая самооценка и неуверенность в себе порождают комплекс жертвы, а не наоборот. Почему так происходит?

Обращаясь к психологии позиции жертвы, следует обратить внимание на детство человека и его отношения с родителями (Неожиданно, правда?)

Как многим уже известно, существует  Треугольник Карпмана – модель нездоровых отношений, которая состоит из трех ролей: жертвы, спасателя и агрессора. Более подробно с ней вы можете ознакомиться здесь

Как правило, одна роль порождает другую и преследует определенную выгоду, чтобы что-то получить или избежать. Чаще всего, позиция жертвы формируется в таких семьях, где:

Один родитель от чего-то зависим, а другой его пытается спасти или контролировать. Например, отец часто пьет, а мать его обвиняет и пытается ограничить в употреблении. Такая непоследовательность в отношениях приучает ребенка к тому, что любовь – это когда тебя спасают, жалеют или обвиняют. Это становится для него привычной позицией.

Когда один или оба родителя имеют пограничную личностную организацию. На самом деле, так принято называть человека, который имеет определеную структуру психики (не путать с пограничным расстройством личности). Она характеризуется нестабильностью, непредсказуемостью и сложностями в отношениях с людьми.

К примеру, человек такого типа может работать в секс-индустрии, заниматься криминалом, иметь опыт изнасилования, также употреблять алкоголь или наркотики. Согласно Нэнси Мак Уильямс, определить человека пограничной личностной организации можно по его отношению к другим людям: они обычно полны интенсивных, противоречивых эмоций (Я люблю свою маму, но ненавижу)  

Конечно, высокий уровень осознанности и работы с психологом способны вытащить человека из этого порочного круга. Так или иначе, семья и детство формируют большую часть наших убеждений. 

Как результат, ребенок в такой семье привыкает к роли жертвы, которая сопровождается следующими мыслями и убеждениями:

«Мир опасен, никому нельзя доверять»;

«Моя судьба самая печальная, и я должен всегда мучиться»;

«Если бы не мои родители/другие люди/абьюзеры, моя жизнь была бы абсолютно другой»;

«Все хотят мне навредить или использовать в своих целях»

«Я слабый человек, который не может справиться со своими проблемами»;

«Я исключительный человек, которого никогда не оценивают по достоинству»;

«Люди обращают на меня внимание только когда со мной несправедливо обходятся и я страдаю»;

«Я чувствую себя важным только когда меня спасают и жалеют»;

«Жизнь – это постоянная борьба за выживание, и мне гораздо проще сдаться»

Очень часто родитель такого ребенка может иметь личностное расстройство. 

Например, родитель с нарциссическим расстройством склонен считать себя жертвой, потому что его не оценивают по достоинству. А родитель обсессивно-компульсивного типа, например, потому, что люди не уважают его работу или порядок.

Такого рода личностные патологии часто идут рука об руку с треугольником Карпмана и приучают человека к нездоровым отношениям.

Помимо этого, человек чаще способен отождествиться с позицией жертвы, если у его родителя:

Отсутствуют эмпатия и сочувствие;

Садистические наклонности и склонность унижать других;

Травматический опыт (детское изнасилование, брошенность и т.д.);

Работа, связанная с сильными эмоциями (Пожарный, реаниматолог, актер, мошенник);

Неумение признавать свои ошибки (Что, собственно, часто соответствует позиции жертвы);

Нестабильный опыт в отношениях (Частые смены партнера или его отсутствие);

Собственный родитель страдал зависимостью и созависимостью: мы обычно передаем то, что усвоили сами. 

На самом деле, несмотря на то, что родители с такими особенностями действительно способны привить ребенку позицию жертвы, именно это он использует как дальнейшее оправдание. («Все мои проблемы потому, что мой отец пил») Ни для кого не секрет, что детские травмы очень сильно влияют на становление личности и базовые установки. Тем не менее, существуют простые, но важные вопросы, которое могут помочь выйти из позиции жертвы:

«Что я могу сейчас сделать, но не делаю, чтобы моя жизнь стала лучше?»

«Какой мой вклад в то, что со мной это случилось?» 

Конечно, это не про виктимблейминг, а скорее про то, что человек может целенаправленно выбирать себе максимально опасных партнеров, изначально зная, к чему это приведет. Или когда человек вовсе является не жертвой, а агрессором. Если утрировать, то это нечто из серии ударить человека и обижаться, что ему это не понравилось, считая себя жертвой его недовольства. Такое поведение очень популярно у нарциссов и психопатов.

Если вы поняли, что сами спровоцировали проблему, вы можете начать себя обвинять. Но чувство вины не менее опасно, чем обвинение других. Очень эффективным решением является ответственность. Она освобождает как от обиды, так и чувства вины. 

Ответственность предполагает принятие («Да, я был неправ в этой ситуации, я признаю свой вклад и готов предотвратить такое поведение в будущем. Сейчас я могу возместить ущерб, попросить прощение, что-то сделать для другого человека») и сострадательное отношение («Несмотря на то, что я поступил неправильно и злюсь на себя,  я по-прежнему люблю себя и считаю ценным человеком. Я позволяю себе ошибаться, но учусь на своих ошибках»)

Что касается обвинения других людей, очень важным является желание понять, почему человек так себя повел. Диалектическая-поведенческая терапия предполагает базовое убеждение в том, что каждый (включая вас) ведет себя наилучшим для него способом. Безусловно, это никого не оправдывает и не снимает ответственности, но помогает усмирить злобу и оценить ситуацию более трезвым взглядом («Мать меня в детстве била потому, что она страдает от психического расстройства и сама является жертвой насилия. Она думала, что это поможет и мне, и ей. Она не умеет контролировать эмоции и не осознает то, что делает. Я злюсь на нее за это, но ситуацию поменять нельзя, а жизнь на этом не заканчивается»)

Таким образом, позиция жертвы в психологии является устоявшейся моделью человеческих отношений. Однако, выход из этой позиции способен в конечном счете улучшить качество жизни самой жертвы, освободив ее от обид, обвинений и неуверенности в собственных силах.